Автор Тема: Там вороны кружат..  (Прочитано 93 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн vstep

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1436
  • Пол: Мужской
    • Сайт села Карпово МО
Там вороны кружат..
« : 13 Августа 2018, 17:20:22 »
Большая публикация в "Активатике" на нашу больную тему -строительство МСЗ в Свистягино -
---

Не огнем, так катанием

"Вас мы в поле закопаем, а дачи ваши сожжем". Именно это, по словам жителей деревни Свистягино под Воскресенском, им обещают строители мусоросжигательного завода (МСЗ). Опасная стройка должна вырасти прямо напротив селения, вот люди и пытаются предотвратить нависшую катастрофу – роют окопы, чтобы техника под окнами не ездила, ставят шлагбаум – с этой же целью, перегораживают трассу - чтобы власть хотя бы их заметила. Заговорила с ними. Ведь никакой информации о проекте у общественников нет. На просьбу ее предоставить пришла издевательская отписка - акт государственной экспертизы… но только первый и последний листы.

А из нашего окна печь дымящая видна

«У тебя средство самообороны есть какое-нибудь?» - спрашивает меня Константин, один противников МСЗ.



На его автомобиле мы едем посмотреть на стройку, а дело это рисковое. Излишне ретивая охрана иногда бросается на людей с кулаками - просто потому, что те вплотную приблизились к объекту. Активисты стараются быть к этому готовы.

Машина тормозит на безопасном расстоянии. Подхожу к воротам, фотографирую. Охрана заметно нервничает, но не препятствует. Возвращаюсь к машине, дожидаюсь своего провожатого - он тоже ходил посмотреть, что делается за забором. «Тебя они не знают, а если я или кто-нибудь из актива начнет маячить перед ними, реакция может быть неадекватной» - предупреждает Константин.



Пока смотреть на стройке особо нечего. Справа за забором прячется котлован. Там будет находиться бункер глубиной десять метров, где будет храниться мусор перед сжиганием. Как ведутся работы, связанные с изоляцией подземного хранилища от грунтовых вод, общественники не знают – доступ на объект для них закрыт.



В ворота один за одним пролетают карьерные экскаваторы, после них над полем – непроглядная пыль. Мы возвращаемся. В воздухе парит большая красивая птица – мы замечаем ее из автомобиля. Местные уверены, что это подорлик, занесенный в Красную книгу России. В окрестных полях-лесах вообще водится много разной живности. К обитателям Свистягино заходят косули, лоси и кабаны. В окрестных речках живут бобры, ондатры, цапли. Из птиц: коршуны, перепела, рябчики и даже редкие в Подмосковье тетерева. Казалось бы, впору задуматься о создании особо охраняемой природной территории. Но чиновники решили, что именно тут – самое место для грязного предприятия.

Как же так? Оказывается, никакого биоразнообразия формальная госэкспертиза не выявила. По словам активистов, в заключении говорится, что в районе площадки живут лишь мыши да воробьи. «Где стройка сама – раньше грибные поляны были. К нам половина Воскресенска приезжали отдыхать», - вздыхает Константин.



А из нашего окошка - только полигон немножко

Небо начнут коптить в 2021 году. А строит Воскресенский МСЗ компания «АГК-1» - дочка «РТ-Инвеста». Одна из ее акционеров - госкорпорация «Ростех», которая в рамках проекта «Чистая страна» возводит в разных уголках России мусоросжигательные заводы.

Под будущее предприятие выделено 40 гектаров – это примерно 60 футбольных полей. МСЗ будет занимать 12,5 Га, оставшееся пространство станет кладбищем для опасных отходов. Это треть от массы сожженного мусора. Хватит ли места? Окрестные жители опасаются, что душегубка с полигоном со временем может разрастись до неприличных размеров.

МСЗ рассчитан на утилизацию 700 тыс. тонн мусора в год. Активисты считают, что эту цифру можно смело удвоить – в то, что мусоросжигатели будут честно следить за объемами поступающего в топку мусора, они не верят. И правильно делают. Активатика уже писала о том, как подмосковные полигоны наращивают мощность на бумаге.

Завод решили воткнуть посреди пасторального пейзажа в связи с удобной логистикой. Рядом сразу несколько шоссе: Рязанское, Каширское, Горьковско-Егорьевское. Пресловутый московский мусор возить удобно – до столицы примерно 80 км. Кстати, сортировать отходы будут, вероятно, в другом месте – это необходимый этап перед сжиганием.

С подъездом, ведущим непосредственно на стройку, у инвесторов вышла засада. Сначала планировалось построить дорогу к 15 апреля, но после того, как местные жители начали активно протестовать против МСЗ, все сроки нарушились, а подрядчик сбежал. Самая громкая акция состоялась в конце марта. Несколько десятков активистов перекрыли трассу «М5 Урал» (Москва - Челябинск), чтобы не допустить заезда самосвалов с песком на стройку через деревню. Трассы перекрывали уже шесть раз.



Дело в том, что сначала грузовики носились по деревне, разнося дорожное покрытие и рассыпая по пути щебенку. Хотя договор был: по общественной дороге будут ездить только легковые авто, а самосвалы – уже по новой. Жители Свистягино от такой наглости опешили и перешли к самообороне.

«Пришлось выкопать траншею, поставить шлагбаум. Никаких покатушек по поселку. Строители после этого как с цепи сорвались. Хотели даже замок на заграждении спилить втихую, еле отогнали», - рассказывает фермер Борис. В тот день у его автомобиля прокололи все четыре колеса и поставили на капот бутылку с бензином. Отомстили.

По этому факту написано заявление в полицию, возбуждено и расследуется дело. Вот только когда до него руки дойдут - не ясно. Активисты постоянно жалуются силовикам на выходки непрошеных гостей - в местном околотке, говорят, эти заявления уже не помещаются в отдельную папку "Свистягино".



Сейчас грузовики мчатся к стройке, сворачивая загодя – через технологический подъезд, за который взялся уже второй подрядчик. Или едут прямиком по полю, по посевам.

Эх дороги, пыль да обман

Начиная с того места, где дорога, идущая от шоссе, еще не делится на деревенскую и заводскую, между местными жителями и строителями постоянно вспыхивают ссоры. Например, две машины – легковая и грузовик – не умещаются на полосе, начинается игра на нервах. Судя по дорожному знаку, уступать дорогу должна строительная техника. Но после того, как один из самосвалов с песком опрокинулся в кювет, водители большегрузов не спешат посторониться.



«Вот не буду съезжать, пусть сам съезжает» - кивает Константин на приближающийся самосвал. Тот съезжает на обочину, поднимая облако пыли и пропускает легковушку. Другой метод борьбы – ехать перед техникой на низкой скорости. Ломаться. Не пускать. Строители, в свою очередь, устраивают настоящие карательные набеги на Свистягино. Больше всего деревенские склоняют неких Рябцева и Лысенко – сотрудников «АГК-1» и настоящих, по рассказам, беспредельщиков.

«Муж сидел в машине, ждал грузовик с щебенкой, чтобы дорожные дыры засыпать. Так к нему подошел Рябцев, ударил по боковому зеркалу локтем, снес его. Это самый настоящий бандюган, шестерка. Его прислали для того, чтобы он весь негатив на себя оттягивал, а строители спокойно работали», - возмущается местная жительница Татьяна.

По ее словам, тот же Рябцев расхаживает по деревне, предлагает выкуп участков – под строительство жилья для сотрудников МСЗ. Правда цену назначил бросовую – 100 тыс. рублей за участок 15 соток. При том, что кадастровая стоимость такого метража – 1 млн. 600 тыс. рублей. Никто ничего не продает, конечно. Строители злятся, обещают то деревню сжечь, то активистов. Полиция, как водится в подобных случаях, бездействует.

Сейчас застройщики немного успокоились. Раньше представители «АГК-1» таскали за собой группу спортсменов из Воскресенска, которые задирали местных жителей, блокировали их автомобили, портили имущество. Но потом накачанные хулиганы исчезли. Говорят, физкультурников начали позорить их же собственные родственники и знакомые. Все же местные.



Пытка электричеством

Пока деревню Свистягино не оккупировали строители МСЗ, место здесь было райское, рассказывают поселковые. Одно из самых экологически чистых в Воскресенском районе. Здесь, кстати, раздавали участки ликвидаторам последствий аварии на Чернобыльской АЭС - чтобы здоровье восстанавливали, дыша чистым воздухом и наслаждаясь природой.

С начала 90-х годов селение разрослось – было шесть домов, стало 250. Земля испокон веков считалась пахотной, особо ценной. Однако пашня росчерком пера превратилась в территорию, предназначенную под промышленную застройку. Были по этому поводу и общественные слушания, как полагается. Все против такого переназначения выступили – активисты собрали 40 тысяч подписей. Потом по телевизору сообщили: слушания состоялись, а что решили – не сказали.

Жизнь в деревне давно пошла наперекосяк. Не успели дачники отдохнуть от грохота снующих туда-сюда грузовиков, как случилась новая напасть. Строители поставили в поле мощный трансформатор, и в деревне начались перебои с электричеством.

«Вчера утром смотрим – нет света, днем – тоже самое, звоним в диспетчерскую, а нам отвечают: электричество у вас есть. Или к телефону не подходят. То ли издеваются, то ли сумасшедшими нас выставляют. И вся деревня сидит на бензогенераторах, чтобы еду разогреть, детей помыть. Ждем. Ближе к ночи сподобились восстановить подачу» - рассказывает одна из дачниц.



К тому же местных жителей круглые сутки одолевает шум – судя по всему, строители заколачивают в землю сваи. В этот момент в деревне просыпаются и начинают реветь маленькие дети.

…В один из летних дней обитатели Свистягино заметили в небе нечто необычное. Над злополучной стройкой полчаса парила стая воронов, и выглядело это зловещим знаком, почти знамением. Предупреждением для тех, кто на месте русских деревень строит печи и полигоны для отходов, не задумываясь о неминуемых последствиях.

Фотографии автора и воскресенских активистов.
---
Источник