Автор Тема: НИКИТА МИХАЛКОВ ПРОТИВ Н.А.НЕКРАСОВА  (Прочитано 920 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн evgrafyich9

  • Пользователь
  • **
  • Сообщений: 56
В октябре 2014г.  в коммерческом прокате кинотеатров станы появилась трёхчасовая картина  «Солнечный удар» режиссёра и сценариста Никиты Михалкова. По настоянию мэтра фильм показали по ТВ «Россия1» ( 04.11.2014г.), что многократно увеличило зрительскую аудиторию этого кинопроизведения. Перевод от камерного восприятия киноленты к её массовому просмотру заставляет говорить о некоторых скрытых смыслах воплощения давней (37-летней, по словам мастера) творческой задумки.Художественные  особенности  фильма пусть оценивают профессиональные рецензенты. Нас насторожили мировоззренческие аспекты кинокартины.

Михалков в многочисленных интервью говорил, что его  новый фильм объединил два литературных шедевра русского писателя -эмигранта Ивана Бунина. Рассказ «Солнечный удар», написанный в Приморских Альпах в 1925г., и  дневниковые записи 1918- 1919гг. «Окаянные дни», опубликованные незавершенными в Берлине в1935г. На самом деле маститый  режиссёр  создал кинопродукт, лишь схематично связанный с прозой Бунина. Классик литературы здесь присутствует только в тексте начальных титров. Кинополотно  «Солнечный удар» всецело  соткано Никитой Сергеевичем Михалковым.  Бунинская семистраничная история прелюбодеяния молодого поручика-повесы и  миловидной замужней женщины на экране в общей сложности занимает около 2-х часов. Адюльтер двух незнакомцев жарким летом 1907 года у Михалкова стал лишь канвой, в которой  пульсируют потаённая  любовь к дореволюционной, романовско- николаевской  России и православная повернутость менталитета режиссёра. Он стремится кинематографическими методами привнести ныне живущим память о сельской, тихой и мирной жизни в былинной, монархической Руси. О колесных пароходах, прекрасных дамах, живописных волжских берегах с церквями, о солнечном и безмятежном  лете. Картины аристократизма и эстетики былых времен  передают давно устоявшийся социальный уклад, религиозную погружённость народа, славянскую вольность и беззаботность, мирное благополучие образованного сословия. К такой  патриархальной благодати Михалков пристёгивает якобы дневник «Окаянные дни» Бунина. Эти очерки наполнены фрустрациями барина-писателя о мрачной российской жизни в первые годы советской власти. Их общая суть: всякий дворянин  (офицер, интеллигент, просто образованный человек), не принявший новую власть, непременно  погибнет от рук от классовых врагов – большевиков. Режиссёр Михалков использовал этот контекст для достоверности придуманной  ходульной схемы гибели главного героя своего фильма. Спустя 13лет  после ослепительной встречи с прелестной незнакомкой, поручик, ставший капитаном Добровольческой армии, примет мучительную смерть. Осенью 1920г. его с сотней других белых офицеров, сдавшихся в плен в Крыму, красные комиссары  затопят в ржавой барже недалеко от  морского берега.  В такой конструкции полно идеологических натяжек. Во-первых, опубликованные дневниковые записи Бунина, сделанные в  Москве и Одессе, обрываются на дате 20 июня 1919г. В дневнике  писателя сюжета с затоплением баржи с пленными белыми офицерами нет. Очевидно, что здесь мистификатор Михалков  «передёрнул затвор» в сторону извергов- большевиков. Ради интриги  в фабулу «солнечной темы»  он ввёл фальшивку о  зверстве крымских чекистов. Во-вторых, в  фильме пленные офицеры  рассуждают, когда  и как они  потеряли ту страну, в которой выросли. Все  их диалоги выписаны Никитой Михалковым в духе либералистических сентенций о малочисленном  белом офицерстве, проигравшем массовым красным войскам войну за оскоплённую Россию. Такие слезливые суждения режиссёр  высказывал  ранее, в своём документальном телесериале о судьбах русской эмиграции «Русский выбор»(2003-2008гг.). В-третьих, в фильме с грубым искажением использован прямой текст из «Окаянных дней». В сцене на барже, при  исповедальном разговоре капитана и офицера лейб-гвардии, как бы  цитируется семистрочная фраза дневниковой  записи Ивана Бунина от 16 апреля 1919г. В устах лейбгвардейца она звучит наотмашь:  «Ненавижу!  Русскую литературу ненавижу! Сто лет сами себя говном поливали, остановиться не могли. Поливали всё подряд: попов, господ, любую власть…Как этот Некрасов- пьяница и картёжник… (цитирует:—) широкую, ясную грудью дорогу проложит себе». В этом эпизоде кинокартины Никита Михалков явно утратил чувство здравомыслия и человеческого стыда.  Кураж и идеологическая зашоренность толкнули режиссёра на гнусную выходку. Он намеренно переврал высказывание Ивана Бунина и  беспричинно охаял великого русского поэта Николая Алексеевича Некрасова.

На данной ситуации следует заострить внимание. Любой может обратиться к дневнику И.А.Бунина «Окаянные дни».На упомянутой странице очерка нет облыжного утверждения, что все невзгоды и пороки  русского народа происходят от русской литературы. В XVIII-XIX веках представителей всех общественных классов своих стран - попов, обывателей, мещан, чиновников, полицейских, помещиков, зажиточных крестьян - «позорили»  писатели и поэты Западной Европы (Англии, Франции, Германии, Италии, Голландии, Испании) и Америки. Они же с сочувствием относились к «другому народу»- безлошадным селянам, молодёжи, босякам.
В очерках «Окаянные дни»  видно, что у Бунина порой сдавали  нервы. Он обзывал русских литераторов своего времени: Блок – «глупый человек»,Маяковский – «хам», Луначарский –« гадина»,Тренёв – «отвратительный», Горький – «негодяй».Однако, Иван Алексеевич не был вульгарным писателем и уж тем более не был пошляком. В его дневнике 1918-1919гг. нет и не могло быть упрёка Н.А.Некрасову в картёжничестве
и пьянстве.

Для полно знающих отечественную культуру:  Некрасов - великий русский писатель: поэт, прозаик, драматург. Иван Бунин никогда не ставил под сомнение его место среди великих  русских поэтов. Гражданская поэзия Некрасова стоит рядом с блестящей музой Пушкина и Лермонтова. У него, одного из самых «всенародных» и  искренних поэтов, - холодная слава. Между тем,  в 1840-1850гг. Некрасов был более популярен, чем Пушкин и Лермонтов. Некрасов  - уникальный по технике стиха и социально отзывчивый поэт. Он - реалист и эпик. Никогда не лгал в  стихах, более правдивого поэта в царской России не было. В этом его особенность и величие в русской поэзии. Некрасов не только  глашатай крестьянской демократии, борец с крепостным правом, певец тяжкой женской доли. Он, как всякий национальный поэт, страдал обо  всём, что волнует народ и страну. Некрасов был литературным хозяином, редактором популярнейшего журнала «Современник».Он привлёк к сотрудничеству в журнале  лучшие литературные силы того времени. Здесь печатали свои произведения Достоевский,Григорович,Толстой,Фет,Тургенев, Гончаров. «Современник» стал трибуной революционно настроенных публицистов и мыслителей. Журнал сыграл важную роль в подготовке отмены крепостного права. Может быть, исходя из этой данности, режиссёр Никита Михалков, потомок дворянских (с поместьями) родов, вменил Н.А.Некрасову в  вину  факт совпадения ярких строк о русском народе из его стихотворения «Железная  дорога»(1864г.) со словами «В царство свободы дорогу грудью проложим себе» в  русской революционной песне «Смело, товарищи, в ногу!»( написана Л.Радиным в 1897г.)

Некрасов действительно  не являлся аскетом и праведником. Однако, о нём распускались фантастические, преимущественно  клеветнические,  сплетни о роскоши его домашнего быта, шулерских карточных выигрышах, обильных с вином застольях.  Это оценка мещанского сообщества, которое органически не выносит гениальности в своей стране.
В XIX  веке в городах состоятельные господа много времени проводили в публичных клубах  за карточными столами. С азартом  (на деньги) в  преферанс, бридж, покер, винт играли все: дворяне, офицеры, чиновники и другие сословия. Известно, в частности, что в Английском клубе поэт А.С.Пушкин вёл большую игру. Некрасова и его друга Панаева  в  этот клуб вовлёк И.С.Тургенев,  большой любитель «расписать пульку».Современники отмечали, что в карточной игре Некрасов, в силу  развитой интуиции, бывал удачлив чаще, чем напарники по ломберному столу. Обвинения Некрасова в злоупотреблении вином явно  преувеличены. Ведь, по свидетельству Леонида Сабанеева, в тот период пьяницами называли великих русских композиторов Глинку, Мусоргского, Римского-Корсакова. Крепко выпивали Чайковский и Скрябин. Так ведь, под таким предлогом их никто не вычёркивает из исторической памяти русского народа. Увлечение алкогольными напитками – явление не только русское.Например, не секрет, что в запои уходили жившие  те годы иностранные писатели и поэты: американец Эдгар По, французы Шарль Бодлер и Поль Верлен, англичанин Джек Лондон. И никто об этих личных слабостях не упоминал в аннотациях или рецензиях их литературных произведений. К слову, в  «Окаянных днях» Иван Бунин  20 апреля 1919г. записал: «Ночь. Пишу слегка хмельной…пишу дрожащими, холодными руками». Итак, в итоге ценность поэтического творчества  Некрасова, потрясающее воздействие его талантливых произведений безусловно пересиливают личные недостатки поэта. В 1987г. отвечая на вопрос одной анкеты о противоречивости  фигуры Н.А.Некрасова, советский поэт  Булат Окуджава написал: «Преобладание таланта над личностью».

В заключение. Известно, что в настоящее  время Никита Михалков для нового показа готовит расширенную, пятисерийную версию фильма «Солнечный удар». Ему следовало бы   из  обновлённого варианта киноленты  исключить мерзкие упоминания имени Н.А.Некрасова. Тем самым  режиссёр может признать  собственную  профессиональную ошибку,  очистить свою совесть от скверны и укрепить реноме  русского православного человека.

PS. Когда Никиту Михалкова уличают в передёргивании слов и смыслов, он обычно с усмешкой отвечает: « Я этого не говорил. Это сказал персонаж  моего фильма».
Посмотрим как будет на сей раз.

« Последнее редактирование: 12 Ноября 2014, 09:46:46 от evgrafyich9 »