Автор Тема: Кому сказать "спасибо" за это?  (Прочитано 794 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн vstep

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1549
  • Пол: Мужской
    • Сайт села Карпово МО
Кому сказать "спасибо" за это?
« : 04 Августа 2015, 16:27:39 »
Помню давно, ещё в школе, нам читали стихи о жутких артобстрелах блокадного Ленинграда (не помню уже кто автор) и убитых детях, где были такие строки:
...
Я тебя знаю, пославший снаряд,
В мюнхенском пиве купавшийся ирод.
Пусть твои руки от крови сгорят!
Пусть твой конец будет молнией вырыт!

Сколько ты вытоптал в каждой судьбе.
Сколько домучил до смертного часа.
Чем же они помешали тебе -
Эти мальчишки из первого класса?

...

Не ведомо, в каком пиве купался тогда "пославший снаряд", может и не мюнхенском, а уже тогда в условном "оболоне".

Теперь этот ирод тоже купается в самых разнообразных напитках и называется "уважаемый партнёр" и "лучший выбор украинского народа", с ним ведут переговоры (нет, не о безоговорочной его капитуляции, как 70 лет назад), "ручкаются" на "минсках", кормят почти дармовым газиком и угольком, подбрасывают деньжат (а чо?)...
По всем законам, во все времена - тот, кто способствует совершению преступления - сам является точно таким же преступником! Именно поэтому "пособникам" - коллаборционистам пощады не было. Конец у них был один - "мыло душистое и верёвка пушистая", кому повезёт - пуля в затылок.
---

«Внучку и Юру хоронили в закрытых гробах»
День-ТВ Донецк
 
Каждый день, несмотря на заявленное перемирие, города и поселки мятежных республик Донбасса подвергаются безжалостным обстрелам украинской артиллерии, пополняя скорбный список погибших-детей, стариков, женщин. Каково это - терять любимых и родных, расскажет горловчанка Татьяна Головина. Снаряд, выпущенный «украинскими освободителями», разрушил жизнь ее дочери Анны, лишившейся одиннадцатилетней дочки, мужа, руки, дома – всего, что было ее миром и ее счастьем.

- Как произошла трагедия?

- Окна моего дома выходят на север. Когда начались взрывы и канонада, подумала, наверно, опять на поселок Комсомолец летит. Стреляли, стреляли, потом вроде стихло. И тут мне звонит сын и говорит: «Мама, ты стоишь? Сядь, мама, к Ане в дом попала бомба, а от Кати нашли только ноги». Катя – это одиннадцатилетняя моя внучечка, она у меня выросла с самого рождения. Из роддома принесли, я её на руки взяла и так до первого класса она у меня росла – это только моя Катя.

Когда я это услышала, у меня шок случился, я начала кричать, рыдать. Не могла осознать, что дочке руку оторвало, от внучки только половину нашли. Мы с мужем быстро вызвали такси, поехали в больницу. Приехали, нам сказали, что Аня в реанимации. И в это время, когда уже стемнело, доставили в морг её мужа, тоже разорванного…

Оказывается, они ушли из зала, где везде окна, чтобы в коридоре спрятаться, у глухой стены. Но снаряды упали в кухне и спальне, где была Катя. Аня в это время заходила в дом и не успела закрыть дверь. Если бы успела закрыть, тоже бы погибла на месте, а так её выбросило взрывной волной и оторвало руку. Она услышала плач сына Захарчика, стала его откапывать. На двухлетнего кроху упали кирпичи, упала дверь. Он весь был в черную крапинку после термического ожога от снаряда. Откопала сына, спряталась с ним за холодильник, тут ещё одна бомба взорвалась. Холодильник, побитый осколками, стал их спасением - они уцелели за ним. Когда стихло, Аня начала остальных искать. Муж ещё был живой, дышал, но у него были оторваны руки и ноги. Юру потом в закрытом гробу хоронили. Я в морг пришла на опознание, смотрю – обугленный лежит, голова побита, а Катю положили в ногах возле него, закрыли простынёй и сказали - «Вам лучше не смотреть».

У Ани после взрыва, кроме ампутации поврежденной руки, диагностировали ещё перелом лопатки. У неё все болит, она ночами не спит. У нее серьезная контузия, она почти не слышит, руки отнимаются, боли такие сильные, как улей в голове шумит.

- После обстрела в доме возник пожар?

- Нет, не горело. Катя и Юра обуглились при взрыве снаряда. После обстрела соседи вызвали скорую и МЧС, вызволили Аню из-под обломков. Отправили ее в реанимацию, а я пошла с раненым внуком в детское хирургическое отделение. Там ему зашили рваную рану на плече, глаза обгорели, он их вообще не открывал два дня. У внука была температура, постоянно пить просил.

- Откуда велся обстрел, когда произошла трагедия?

- Со стороны Дзержинска, он на украинской стороне. Сосед видел в бинокль, он в многоэтажке живет. Я еще вот что думаю. У Ани и Юры хозяйство было. В этот день привезли сено для коровки. И стог стоял у двора. Может, украинцы думали, что там техника спрятана? Я не знаю, какие у кого были соображения целиться именно в многодетную семью. Но каждую ночь в Горловке раздаются такие взрывы, такие взрывы, люди гибнут и мучаются постоянно. Захарчик все время просит «Спрячь меня, спрячь меня». Часто зовет папу. Увидит машину такую же, как у Юрия, и лепечет - «Папа приехал, папа приехал».

- У них не было шанса спрятаться от обстрела?

- Обстрелы Горловки начинаются внезапно. Мы всю прошлую зиму просидели в подвале. Этим летом муж иногда бегал в укрытие, а я уже не бегала. Ведь неизвестно, когда прилетит и куда прилетит. Два раза возле нашего дома снаряды разрывались. Дважды окна вылетали. У сына тоже два раза окна вылетали. Один раз он только вставил, как опять кассетная бомба прилетела. То бетонный забор завалится, то вынесет двери вместе с лутками в подъезде. И так по всему городу, у всех горловчан беда, почти в каждой семье. А у нас просто рок какой-то. Мы же все вещи, которые уцелели, одежду из разрушенного дома Ани перевезли на дачу и в гараж. Через два дня разбили этот гараж. Всё, ничего совсем не осталось от вещей, что мы спасли. Я не понимаю, или там маячки были в этих вещах? Я не понимаю, как можно именно в нас всё время целить?

- Расскажите про семью дочери, как они жили до войны?

- Это была обычная мирная семья, растили деток, вели хозяйство, купили тёлочку, были свиньи, куры, купили инкубатор. Все было, и семья дружная, и дом, и хозяйство. Аня очень любила дочь и мужа. Они были счастливы безмерно, я вам не могу передать их любовь словами. Оба были рады детям, полноценная семья была. Полноценная и положительная. У них дома ни пылиночки, ни травиночки лишней не найдешь. Несмотря на такое большое хозяйство, у них идеальный порядок всегда был.

Все, что с нами случилось, это непередаваемое горе, этого горя я никогда не переживу, никогда не забуду и никогда не прощу. Аня плачет, день и ночь плачет, вся опухшая от слёз, ночами не спит. Я не знаю, может, грех мне такое говорить, но убийц Катеньки и Юры, страдания Ани и Захарчика я не могу простить, и я не прощу.

Я вот просыпаюсь и первым делом на небо смотрю, где они там, они там вместе? Невозможно похороны их забыть, как их в закрытых гробах хоронили. Аня попросила попрощаться с Катенькой, девочку в катафалке ей открыли. Папу не открыли, как Анна ни кричала, как ни просила.

На кладбище многие могилки и памятники побиты снарядами, ведь стреляли и туда. Рассказали, как люди перед Пасхой убирали могилку, а на Красную горку, поминальный день, они туда пришли и подорвались на растяжке. Нет в войне этой никому покоя – ни живым, ни мертвым…

Марина Харькова, Людмила Стодеревская, ДНР
---
Источник